Усадьбы, храмы и церкви Раменского района


Смоленской иконы Божией Матери церковь Раменский район село Кривцы



Раменский район, село Кривцы

Историческая справка о cлавном селе Кривцы и бывших в нем храмах. Старинное село Кривцы Раменского района имеет древнюю историю. В коломенской писцовой книге 1577 г. есть упоминание, из которого выявляется, что селом Кривцовым на речке Свинке на правах вотчины владел Василий Белой (встречающиеся в современных краеведческих справочниках варианты его фамилии-прозвища "Белово" или "Белаго" есть формы родительного падежа, и, таким образом, - недоразумение).
Здесь стояла деревянная церковь Федора Стратилата (деревянная, построенная клетью, четырехугольным срубом). Впервые упоминаемая здесь церковь Федора Стратилата просуществовала в селе более трехсот лет, - хотя здание не раз горело, а однажды даже было будто бы продано. Но каждый раз, иногда после больших перерывов, оно возводилось вновь.
В переписной книге 1678 г. село записано за стольником Михаилом Андреевичем Волконским, представителем старомосковской знати. Он, как и его отец, был воеводой во многих городах, участвовал во многих походах. В 1700 г. он разделил свои имения между сыновьями - Федором и Андреем. Однако, через два года, снова отписал на себя. Вернув себе Кривцы в 1702 г., старый Волконский уже весной следующего года начал строить в селе каменную церковь. Об этом свидетельствует подрядная запись: в апреле 1703 г. Михаил Андреевич подрядил бобыля Московского Данилова монастыря Евсевия Минина сделать в Кривцах сто тысяч кирпичу большой руки в нынешнем же году". Значит, в 1703 г. строительство действительно могло начаться. Другое важное подтверждение - переписная книга 1705-1706 гг., где церковь Смоленской иконы Б.М. обозначена как уже построенная. А день 23 ноября 1708г., указанный клировыми ведомостями, это, по-видимому, дата ее освящения (2 года вполне могли уйти на внутреннюю отделку, иконостас и т.д.)
Церковь построена в стиле т.н. "нарышкинского барокко". О зодчих нам ничего не известно: это были, скорее всего, костромское или ярославские мастера. Осматривавший церковь в начале ХХв архитектор высоко оценил их мастерство. Храм строился как летний, никакой системы обогрева в нём не предусмотрено, - в холода служили в "тёплом", построенном из дерева, храме Фёдора Стратилата.
После 25-летнего перерыва документ приводит нас в Кривцы 1752г. К этому времени умер, по-видимому, и Михаил. Как о "главном барине" говорится о его сыне Петре Михайловиче. С его именем, кстати, связано очередное (и последнее) возведение деревянной Стратилатовской церкви.
Дело в том, что с постройкой каменной Смоленской церкви история деревянной не кончалась. По преданию, сруб церкви был продан в село Гололобово. Сделали ли это старый Волконский, кто-то из его потомков, и происходило ли это вообще - сказать трудно. Во всяком случае, в Кривцах 1705-1706гг. писцы деревянной церкви не отметили. В 1715 г. она вновь отмечена, а в 1770 г. ее снова нет. Церковные клировые ведомости за 1822 г. (самые ранние из сохранившихся) сообщают о придельной деревянной церкви, "построенной 1779 июля 8 дня тщанием Петра Михайловича Волконского". Существует, однако, и несколько иная версия.
В 1913г благочинный о.Павел Щеглов сообщал: "деревянный храм в селе Кривцах ...построен в 1779 г. крестьянами-прихожанами в благодарную память избавления их от чумной заразы ". Предание это, искажаемое часто до неузнаваемости, сохранилось в Кривцах доныне.
Долю правды содержит, по-видимому, обе версии. Чума в Москве, действительно, свирепствовала в 1771 г., и Кривцам, которые находятся в нижнем течении Москва-реки, она, безусловно, угрожала. Однако в селе тогда было всего 28 дворов помещичьих крестьян, и вряд ли церковь могла быть возведена их силами. Участие в этом помещика несомненно, притом не только экономическое. Облик церкви отнюдь не традиционен, а иконостас выполнен в стиле Людовика XVI, т.е. по последнему слову тогдашней европейской моды. Поэтому архитектора (его имени, мы, кстати, покуда что тоже не знаем) наверняка пригласил помещик.
Однако определенные причины, чтобы представлять деревянную церковь как "крестьянскую", а не "господскую", у о.Павла Щеглова все же были. Оставим в стороне маловероятный факт возможной продажи помещиком деревянной церкви (хотя память о таком событии могла сохраниться надолго); но в 60-ые годы ХIХ в. ситуация почти повторилась: последний кривцовский помещик попытался продать - правда, не саму деревянную церковь, а землю, на которой она стояла. Крестьянам, вместе с причтом, удалось на этот раз церковь отстоять, и это громкая, тянувшаяся несколько лет история, придала, по-видимому, деревянной церкви в глазах нескольких поколений местных жителей ореол "народной" или " крестьянской ".
Где-то в начале 19-го века кончилась "эра Волконских", и поместье перешло в другие руки. Не позднее 1809г. владельцем села Кривцов и деревни Хлуденевой становится надворный советник Петр Родионович Сунгуров. Через 10 лет он умирает, оставляя свое благоприобретённое имение жене Анне Петровне. Сунгуров - единственный из помещиков, от которого дошел до нас собственный его текст - завещание. Думается, этот документ приоткрывает внутренний мир человека благородного и доброго. Обращает на себя внимание и прозрачный русский язык завещания, напоминающий нам о том, что мы находимся внутри пушкинской эпохи.
Умер Сунгуров 15 ноября 1818 г. в Москве, а неделей позже в Кривцах "от запавшей за сундук светильни", как сказано в полицейском донесении, сгорела церковь с колокольней (речь идет, очевидно, о каменной церкви - только она имела колокольню - и, значит, она обгорела изнутри).
В 1834г. поместье купила помещичья чета Талызиных. Их сын Степан Александрович и был тем самым последним помещиком, который сыграл по отношении к церкви и селянам столь неприглядную роль. История была такова. В 1865г. Талызин продал свою усадебную землю крестьянам соседнего села Тимонино - братьям Владимировым. При этом, поскольку его земля граничила с церковною усадьбою, он объявил своей и продал заодно и часть этой усадьбы, а именно ту, на которой стояла деревянная церковь. Талызин явно направлял действие Владимировых (задача его облегчалась тем, что он был председателем Бронницкого съезда мировых судей); в ход был пущен тот из планов Кривцов, составленный во времена генерального межевания, на котором деревянная церковь отсутствовала, и усадебной земли её начислено не было.
Меж тем Владимировы, которые были скотопрогонщиками, начали гонять быков на водопой через церковную усадьбу. Поскольку скот гадил вокруг церкви и даже на паперти, причт в ответ начал строить вокруг усадьбы изгородь. Конфликт разгорался, дело доходило до рукоприкладства: например, пристав приезжал усмирять Владимировых, таскавших за бороду церковного старосту за то, что тот посмел отгонять от церкви скот. В 1866 г. Бронницкий уездный суд (видимо, под председательством Талызина), решил дело в пользу Владимировых, и поручил его исполнение становому приставу. Становой приехал в Кривцы, собрал крестьян и объявил им, что по решению суда следует церковную ограду снести. Крестьяне это решение оспаривали, и заявили, что снести ограду "добровольно не желают". О чем был составлен акт, на котором корявая подпись: "за себя и ни грамотных крисьян и церковнава старосту Тимофеева по их личной просьби сельский староста Иван Родивонав". Владимировы обратились с прошением на имя государя. Деревянная церковь, писали они, "как домовая помещика Талызина, земли не имеет, и стоит на купленной нами в собственность земле". На стороне причта и крестьян в дело вмешалась Московская консистория. На станового оказывалось давление, а он в ответ доносил: "За означенным уведомлением консистории, по делу сему я никакого исполнения сделать не могу".
Не решились исполнить постановление местного суда и более высокие инстанции, куда дело было передано. Наконец, через три года, Московская палата гражданского суда приняла сторону причта и крестьян села Кривцы, закрепив за церковью десятину усадебной земли. Деревянная церковь с тех пор считалась приходской, и еще в течение 30-ти лет в ней совершались богослужения - особенно, по зимам. Когда же она обветшала, и в 1913г. стал вопрос о ее сносе, крестьяне снова стали на ее защиту. Борьбу за храм возглавил священник Георгий Воздвиженский, обратившийся в Петербургскую археологическую комиссию и объявивший сбор средств на ремонт. Комиссия признала храм "достойным тщательного сохранения" (именно тогда были сделаны фотографии обеих церквей). Этой же комиссией был зафиксирован факт наличия придорожной часовни напротив каменного храма "в хорошем состоянии". Сохранился приговор собравшегося в январе 1914 г. крестьянского схода села Кривцов, где участники его брали на себя всяческую помощь в ремонте и бесплатную доставку материалов, а церковный староста Иван Федотович Кулешов пожертвовал на ремонт 200 рублей. И хотя вскоре началась война, крестьяне, по-видимому, все же порывались отремонтировать церковь самостоятельно, так что консистория 1 апреля 1915 г. предписывала благочинному "уведомить старосту, чтобы они отнюд не осмеливались приступить к ремонту древней церкви, не получив законного разрешения". Документы о дальнейшей судьбе храма пока, к сожалению, не обнаружены.
Приговор крестьянского схода испещрен множеством подписей. И хотя по-прежнему много подписей за неграмотных, заметно, что грамотных за прошедшие 30 лет стало гораздо больше. В этом была заслуга и церковного причта. Проведенное 1883 г. земское обследование установило, что уже в течение 10 лет священник (это был, вероятно, Михаил Алексеевич Соколов) обучает детей грамоте в своем доме. На тот момент это были 12 мальчиков и 1 девочка. К 1897г. в селе была уже церковно-приходская школа. Заведывал ею священник Владимир Иванович Померанцев.
Что не удалось совершить обезверившимся помещикам и пройдошистым крестьянским дельцам, довершила революция (как видим, она зачиналась задолго до 1918 г.). "Обетный" храм Фёдора Стратилата был превращен сначала в клуб (старушка, которая и сейчас еще поет на клиросе, не устает каяться, что в этом клубе плясала), а потом разобран. На его месте впоследствии построили магазин, стоящий там и поныне. По местному преданию, из храмовых брёвен сложили здание артели, выпускавшей игрушки. В каменном храме, однако, службы не прекращались. В холода его пытались обогревать буржуйками, котельная (сначала в подклете, а затем внешняя) появилась уже после войны. Перед самой войной, в "пятилетку безбожия", опять-таки по преданию, храм спас от закрытия председатель колхоза Иван Быстров, разместив в подклете то ли пчёл на зиму, то ли овощехранилище (было и то, и другое). Не за это ли доброе дело он был отправлен на фронт (хотя имел броню), где вскоре и погиб?
Эпоха открытых гонений на Церковь скудна документами, поиск продолжается, возможны открытия.
Если судить по окрестным местам, где, в разной степени, разрушено большинство храмов, а от некоторых не осталось даже и фундамента, наш храм, долгое время - единственный в округе, относительно хорошо сохранился и никогда не закрывался; тем не менее, как видно на фотографиях, в настоящее время он остро нуждается в реставрации, которая хотя и идет, но из-за скудости рабочих рук и средств такими темпами, что конца ей в обозримом будущем не предвидится.

Информация принадлежит www.r-oc.1gb.ru








Окна ПВХ, двери под ключ
Реклама на портале


Портал Раменского района http://xn--80aaomfbdokfkohk.xn--p1ai/ это один из крупнейших информационных сайтов г.Раменское, г.Жуковский, г.Бронницы
Содержит разделы недвижимость Раменское, знакомства, работа Раменское, Жуковский вакансии; информацию о городах, фотографии, карты Раменское, Жуковский, Бронницы


Подождите, идёт подгрузка данных...


Отменить и закрыть